Как живут в венесуэле обычные люди

Как живут в венесуэле обычные люди

Заключение


Сложно дать однозначный ответ на вопрос о том, стоит ли иммигрировать в Венесуэлу. К основным плюсам переезда в Боливарианскую Республику относят низкие затраты на проживание и доступную недвижимость, но такой минус, как криминогенная обстановка, заметно портит картину. Главный вопрос состоит в том, чем в итоге обернется желание уехать и начать новую жизнь в экзотическом государстве и хватит ли на это сил у иммигранта.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас: +7 (499) 450-39-61 Это быстро и бесплатно!

Источник: https://101jurist.com/immigratsiya/kak-zhivetsya-russkim-v-venesuele.html

Медицина и санитарные нормы

Еще одна проблема в Венесуэле — отсутствие санитарных и коммунальных служб. Мусор на улице никто не убирает, что создает весьма неприятный запах в 30-градусную жару, а отсутствие санитарных норм увеличивает риск пищевых отравлений после посещения заведений общественного питания. Медицина в стране платная, даже наличие страховки не гарантирует хорошего лечения, что стимулирует спрос на традиционную медицину.

Самая плачевная ситуация со стоматологами: далеко не все кабинеты оснащены полным набором инструментов и аппаратов.

Это видео недоступно.

�Будь крутым, как Анна! Закажи журнал «Деньги Мира»: �Помоги жителям Венесуэлы, у которых нет денег на еду.

Сделай перевод с1⃣Сбербанка, Тинькова или QIWI по номеру телефона +7 999 205 70 492⃣Других российских банков по номеру карты 5536 9137 8982 34123⃣PayPal: Венесуэле прямо сейчас творится дичь: колбасу в магазинах продают по отпечатку пальца; вместо обычных денег ходит биткоин; на улицах у прохожих вырывают из ушей серёжки, от голода венесуэльцы грабят друг друга даже на одежду: футболки, кепки, кроссовки. А посреди хаоса правят бал военные и полиция.

Гоняют на бронированных машинах и избивают простых людей.Звучит как сюжет фильма-антиутопии, но нет. Это реальность. Красавица-венесуэлочка Аня рассказывает о всей жести в этом видео.

А ещё о том, как люди живут, как развлекаются голодные венесуэльцы, как прожить неделю на $1 и почему иностранцы продолжают ехать в страну за секс-туризмом.

Смотри, как живёт Венесуэла сегодня!Спасибо Олегу из Аргентины за помощь с переводом: ⬇ Подпишись на меня в1⃣ Инстаграме: 2⃣ Телеграме: 3⃣ Вконтакте: 4⃣ Фэйсбуке: 5⃣ Твиттере: ⭐ Есть предложения? Пиши на Сервисы, которыми я пользуюсь в путешествиях:✈ Купить авиабилет: � Забронировать отель: � Купить горящий тур: � Ехать на автобусе: � Ехать попутчиком в машине: � Арендовать машину: � Купить страховку: � Сделать визу: � Дешёвый интернет по всему миру.

€5 на счёт: —� Давай знакомиться! Я Миша Ронкаинен, он же блогер Поехавший.У меня нет инстинкта самосохранения, потому я выбираюсь в самые опасные путешествия и страны своим ходом. Я уже посетил Йемен, КНДР, Афганистан, Донецк (ДНР), Луганск (ЛНР), Узбекистан, Таджикистан, Монголию, Сомали, Судан, Ливию, Средиземье (Бир-Тавиль), Лаос, Антарктиду.�� Я люблю путешествия по России тоже.

Бывал на самых окраинах нашей страны: от Чечни до Ямала, и от Курильских островов до Калининграда. Снимал, как живёт самый богатый регион России и самый бедный.☝Мой контент не стерильный, как Орел и Решка. Я снимаю что вижу, без цензуры.

И хорошее, и плохое. Иногда это не всем нравится. Иногда я плохо себя веду – я же обычный человек. Но я никогда не скрываю этого.Моя цель – показать тебе мир, как он есть на самом деле.

Без уловок и попыток понравиться.

Давай дружить?! Подписывайся на канал и смотри мои фильмы про путешествия. Увидим мир вместе �—© Для СМИ и любых информационных площадок: вы можете использовать или копировать материалы из этого ролика про красавицу из Венесуэлы, которая рассказывает про жизнь без еды и денег, про самый опасный город мира, про то, как люди живут там и про то, как живёт Венесуэла сегодня полностью или частично, но только с указанием моего авторства (Миша Ронкаинен) и ссылкой на это видео или канал ПОЕХАВШИЙ.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: Отправить Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных Читайте также 22 Дек.18:35 22 Дек.14:25 22 Дек.12:22 20 Декабря 2019 19:22 20 Декабря 2019 1:05 19 Декабря 2019 14:50 19 Декабря 2019 14:20 19 Декабря 2019 11:57 19 Декабря 2019 7:03 19 Декабря 2019 1:05 18 Декабря 2019 16:41 18 Декабря 2019 16:22 18 Декабря 2019 16:10 16 Декабря 2019 1:02 17 Декабря 2019 18:42 16 Декабря 2019 23:35 16 Декабря 2019 19:25 16 Декабря 2019 19:20 17 Декабря 2019 1:01 16 Декабря 2019 13:44 16 Декабря 2019 14:02 16 Декабря 2019 13:55 14 Декабря 2019 21:41

Висенте Кинтеро, житель Каракаса, политолог

В целом люди устали от гиперинфляции и от дефицита, люди хотят уехать из Венесуэлы в другие страны.

Оппозиция считает, что это вина правительства, что это происходит из-за его некомпетентности, из-за социализма и из-за коррупции. Сторонники правительства Мадуро считают, что это вина экономических санкций и вмешательства США во внутренние дела Венесуэлы, а также «экономической войны» частного сектора. Правообладатель иллюстрации Getty Images Люди просто хотят, чтобы этот кризис закончился.

Рецессия продолжается с 2013 года, и этот ужасный кризис ухудшается с каждым днем. У Мадуро были некоторые шансы улучшить ситуацию за это время, но его команда недостаточно поддерживает венесуэльский частный сектор, и это большая проблема.Люди очень устали и надеются, что ситуация изменится. Люди видят, что кризис только углубляется.
Люди видят, что кризис только углубляется.

Оппозиция заявляет, что скоро все закончится, но нужно помнить, что они говорят это с 2013 года. Они говорили то же самое — одна и та же история повторяется каждый год.

Пока все, что мы имеем, это пять лет рецессии и три года санкций США, и ничего не меняется.Продукты в магазинах очень дорогие, зарплаты низкие. Год назад на 100 долларов можно было купить много всего, но сейчас на то же самое необходимо уже минимум 500 долларов. В последние два дня практически все магазины были закрыты из-за протестов.

Категории

  1. происшествия
  2. литература
  3. авто
  4. финансы
  5. юмор
  6. it
  7. россия
  8. искусство
  9. кино
  10. музыка
  11. лытдыбр
  12. авиация
  13. работа
  14. Смотреть все
  15. отзывы
  16. космос
  17. производство
  18. экология
  19. мода
  20. спорт
  21. знаменитости
  22. криминал
  23. общество
  24. дети
  25. семья
  26. город
  27. дизайн
  28. ремонт
  29. 18+
  30. дача
  31. напитки
  32. природа
  33. политика
  34. техника
  35. образование
  36. экономика
  37. животные
  38. отношения
  39. энергетика
  40. технологии
  41. медицина
  42. история
  43. путешествия
  44. транспорт
  45. наука
  46. архитектура
  47. религия
  48. армия
  49. недвижимость
  50. еда
  51. компьютеры

Так живут люди в Венесуэле

Мы отправляемся в дельту реки Ориноко, где планируем отдохнуть на природе — в джунглях на берегу реки.

По дороге с водителем обсуждали дешевый бензин в Венесуэле и тяжелую жизнь на братской Кубе. А еще он как-то вдруг спросил, как же мы там живем в России, ведь у нас Путин, диктатура и фрио, мучо фрио. Я ответил, что мы всё то же самое слышали и о Венесуэле, только вместо фрио – мучо калор.- Мас о менос, — произнес Джованни и сменил тему разговора на погоду)Пункт назначения всё ближе, в приёмнике уже играет радио Тринидада и Тобаго.На одном из мостов водитель остановил машину и отправил нас понаблюдать за жизнью настоящих индейцев.

Это не дачные домики. Так здесь живут люди.

Еще немного, и мы добрались до деревушки Сан Хосе де Буха.

Это центр небольшой вселенной – речной порт, где можно взять топливо для лодки, купить макароны и пластмассовые тазики. В общем, с точки зрения городского человека – дыра дырой. Но, для местного населения – это портал связывающий мир индейцев с так называемым цивилизованным миром.

Вы же уже запомнили, что главное в Венесуэле? Главное здесь – политика. Не важно, выборы будут через пять лет, через неделю, завтра или вчера.

Важно всегда помнить, за кого надо голосовать, кому ты всем обязан, и как нужно себя вести, чтобы не расстроить незабвенного команданте Уго Чавеса – он всегда всё видит, даже в джунглях, даже по ночам!

Наша лодка с ветерком несется по водной глади, но периодически сбрасывает скорость практически до нуля. Дело в том, что большинство местного населения передвигается на весельных каноэ, и, если мимо них промчать на моторке, их просто-напросто захлестнет волной.

По дороге заехали в гости к аборигенам, которые живут в хижине без стен.Хижина стоит в болоте на сваях. Под бревенчатым полом плещется вода, сверху от дождя укрывает крыша из пальмовых листьев.Большую часть времени местные жители лежат в гамаках.Иногда, когда приезжают очень редкие туристы, пытаются им что-нибудь продать.
Под бревенчатым полом плещется вода, сверху от дождя укрывает крыша из пальмовых листьев.Большую часть времени местные жители лежат в гамаках.Иногда, когда приезжают очень редкие туристы, пытаются им что-нибудь продать.

Например, гамак. В семье есть еще мифические старшие братья, которые сейчас вроде как на охоте.

Охотятся они на таких же мифических копибар и анаконд.В этой глуши, как видно, если устал от лежания в гамаке, можно посмотреть телевизор!Уго Чавес был реальным политиком. Он опирался на безграмотное нищее население, которому он дал необходимый минимум благ цивилизации, достаточный для того, чтобы о нем (об Уго) узнали.

Он расширил телевизионную сеть на джунгли, дал населению телевизоры и генераторы электричества, чтобы те могли слушать его ежедневные речи. Кроме того, если я правильно понял, каждая семья имеет право выбора – отправить одного ребенка в город учиться, или получить мотор на лодку.

Вот она настоящая свобода выбора.

Теперь почти в каждой большой семье есть мотор!Ну, а когда телевизор выключен, можно изучать офлайн-агитацию, расклеенную по столбам. Такая вот она реальная жизнь в одной из энергетических почтисверхдержав.

Туго без Уго

Минчанка Анна Копаева, которая вышла замуж за венесуэльца и почти год назад переехала в Каракас, честно рассказывает о стране с инфляцией в 500%, где еду можно купить только два раза в неделю.

Так ли плохо жить в Венесуэле и как местные пытаются справиться с ситуацией – слово Анне. Венесуэла с первого взгляда показалась мне необычной страной.

Хотя бы потому, что в XXI веке здесь тотально почитали, практически обожествляли своего правителя. Каракас сразу ошеломил своей бушующей энергией: противоречие латиноамериканского «совка» и современного мегаполиса, который сами жители называют вторым Нью-Йорком. Я впервые попала сюда три года назад, через пару месяцев после смерти команданте Уго Чавеса.

Жизнь после Уго Меня встретила осиротевшая, потерянная, упивающаяся собственным горем и безумно красивая страна.

Никогда я даже подумать не могла, что можно так любить своего президента. Все последующие события и даже само прошлое этой страны нужно рассматривать и пытаться понять только через призму этой тотальной, всепоглощающей любви. Город расписан граффити с именем Уго, его глазами, улыбкой, лицом.

На стене каждого второго дома его автограф – как свидетельство того, что именно Чавес подарил жителям этот самый дом. Баннеры, билборды – везде он, последняя легенда Латинской Америки.

На стене каждого второго дома автограф Уго – как свидетельство того, что именно Чавес подарил жителям этот самый дом Уровню жизни венесуэльцев во времена Уго позавидовал бы любой белорус (средняя зарплата брутто в 2012 году $ 699), стоило бы ему зайти в их дом во время правления Чавеса: оценить качество мебели, одежды, просто открыть холодильник. Социальные льготы, бесплатное жилье малоимущим, бесплатное образование, медицина хорошего качества, неплохой средний уровень жизни каждого работающего венесуэльца.

До сих пор я не могу понять, почему пресса в Беларуси и в ближайшем зарубежье даже уже тогда, три года назад, когда в любом супермаркете Каракаса полки просто ломились от изобилия всех вообразимых продуктов, голословно твердила, что в Венесуэле дефицит, протесты и кризис. Нет, ребята, все были спокойны, сыты и счастливы.

Настоящие проблемы начались через год, когда подешевела нефть.

Дефицит Сегодня в стране настоящий кризис и дефицит.

Я здесь уже почти десять месяцев, и ситуация только ухудшается. Черный курс доллара 1000 боливар, официальный – 10.

Зарплаты по черному курсу в среднем $ 15-30. Цены соответствуют неофициальному курсу. Например, средняя зарплата венесуэльца 35.000 боливаров, из них реальная зарплата – 16.000, остальное – бонус от государства.

А теперь представь цены: килограмм говядины – 4.400 боливаров, курицы – 2.100, сыра – 4.000, литр молока или кило риса – 450, картошка – 600-800, лук – 1.000, кофе – 1.500, а плитка шоколада – 1.400. Получается, что на среднюю зарплату в месяц можно прикупить почти 8 кг говядины – и все! Продукты, к которым так привыкли избалованные социализмом венесуэльцы, в невероятном дефиците даже у перекупщиков.

У меня сложилось впечатление, что кто-то решил хорошенько встряхнуть и оздоровить объевшуюся нацию Система закупок основных продуктов выглядит так: существует система нумерации личных документов, в соответствии с которой два раза в неделю человек может прийти утром к государственному магазину, отстоять длинную раздражающую очередь за двумя пачками риса или спагетти по доступной цене, или купить две упаковки туалетной бумаги и кофе. Если повезет, в этот день магазин будет предлагать дешевую кукурузную и обычную муку или даже сухое молоко, маргарин и майонез.

Венесуэльцы ненавидят очереди. Они даже за оппозицию проголосовали из-за их лозунга: «Больше никаких очередей». В большинстве своем венесуэльцы – страшные чревоугодники.

Перед тем, как мы с мужем смогли купить дом, я пожила в трех семьях и могу уверенно сказать, что культура питания в этих семьях нулевая. Основной принцип: быстро и жирно.

Утром – начиненная яйцом, ветчиной и сыром, тщательная смазанная маргарином (лепешка из кукурузной муки на воде за десять минут), на обед рис с мясом, на ужин снова арепа. Тридцатилетний мужчина, живущий с шестидесятилетней мамой, спокойно съедают четыре килограмма отборной бразильской говядины за неделю и отправляются дальше на поиски «дефицитной еды». Сейчас в Венесуэле нет недостатка овощей, рыбы, фруктов.

Но что делать местным, которые не знают, что кабачок можно поджарить и съесть на ужин? Или позавтракать дешевой и доступной всем сардиной (килограмм – 400 боливаров, при этом килограмм лука, например, 1000). Нация, страдающая ожирением, хочет мяса. Минимум три раза в день! Причем как раз-таки мясо и стало-таки особенно дорогим, но купить его можно.
Минимум три раза в день! Причем как раз-таки мясо и стало-таки особенно дорогим, но купить его можно.

Недавно в СМИ прошла новость о том, что закрывается завод Coca-Cola (самого почитаемого напитка, который пьют после каждого приема пищи). У меня вообще сложилось впечатление, что кто-то решил хорошенько встряхнуть и оздоровить объевшуюся нацию. Есть, конечно, и положительная сторона медали: за $ 100 здесь можно преспокойно жить месяц и ни в чем себе не отказывать.

Только вот доллар запрещен конституцией, и зарплата в боливарах. Зато дешевый бензин, газ, свет, коммунальные. Это приятно. И природа умопомрачительная, словно в раю.

Обстановка совершенно спокойная, потому что венесуэльское большинство получило то, что хотело: с февраля у власти оппозиция. Правда, экономике от этого не легче.

Безопасность В первый свой приезд я жила недели полторы в тех самых – трущобах, в которые не то, что не ступала нога иностранца, а сами каракеньос (жители Каракаса) обходят стороной. Но там было по-настоящему колоритно.

Как правило, трущобы располагаются на огромных холмах, на которых дорога к дому доступна только на фуникулере, «поднебесном метро», построенном Чавесом. Я же поднималась к своему латиноамериканскому домику по узкой цементной лестнице, ведущей практически на самую вершину крутого холма, усыпанного, словно конфетти, разноцветными и разноплановыми домиками, и снимала свой фоторепортажи огромной зеркалкой, а ночью медитировала в гамаке, подвешенном в патио и наслаждалась видами. Здорово, когда ты понимаешь, что в таком месте ты только одна европейка – возможно, на километры вокруг.

Путешествовать по Венесуэле иностранцу будет спокойнее с помощью знакомых местных жителей, так как можно нарваться на неприятности и даже криминал.

Уровень опасности в стране, несмотря на все слухи, абсолютно такой же, как в любом мегаполисе от Москвы до Рима. Конечно, от некоторых мер безопасности в Венесуэле не стоит отказываться. Во-первых не махать айфонами на улице, во-вторых, не вести себя вызывающе, не одеваться пошло и вычурно, если ты не типичной венесуэльской внешности или не знаешь местных хулиганов.

Опасность здесь в основном представляют обезбашенные малолетки, желающие быстрой наживы, и наркоманы, потерявшие самообладание из-за отсутствия дозы. В Лос Барриос вообще своя жизнь и свои разборки.

В основном, это убийства на почве ревности из-за женщин или месть горячих латиносов по какому-то своему местечково- бизнесовому или бытовому поводу. В Барриос бесполезно вызывать полицию, они не войдут в трущобы, где уже сформирована своя система распределения власти.

Но лично я здесь не встречала никакой агрессии, про кражи и вымогательства только слышала – да и то исключительно от негативных людей. Такое чувство, что этом мегаполисе карма настигает свою жертву действительно очень быстро.

Перемены Местные милые, улыбчивые, дружелюбные и, что немаловажно, очень религиозные.

Интересно, что они предпочитают зародившийся в Англии протестантизм, а не что-нибудь местное, основанное на индейской истории. Недавно они пытались решить экономические проблемы мирным шествием католиков-протестантов во имя Христа с молитвой о благополучии страны В Венесуэле остро чувствуется то, что страна на пороге больших перемен, которые, надеюсь, приведут Венесуэлу к лучшему.
Недавно они пытались решить экономические проблемы мирным шествием католиков-протестантов во имя Христа с молитвой о благополучии страны В Венесуэле остро чувствуется то, что страна на пороге больших перемен, которые, надеюсь, приведут Венесуэлу к лучшему.

Главное, чтобы люди усвоили урок, вынесенный из сложившейся ситуации: нельзя только брать, ничего не отдавая взамен.

Венесуэльцы в этом плане очень сильно отличаются по своему менталитету от нас, беларусов. Здесь привыкли полагаться на государство, требовать у государства, возмущаться, не вникая в суть политики. Об уровне коррупции вышестоящих органов в Венесуэле, я думаю, наслышан любой, у кого дома есть телевизор.

На социализме строят бизнес. К демократии люди не готовы абсолютно, в экономике не особенно разбираются.

Например, недавно они пытались решить экономические проблемы мирным шествием католиков-протестантов во имя Христа с молитвой о благополучии страны.

Мне даже довелось поучаствовать в этом довольно-таки многочисленным марше. Жаль только, что здесь не знают нашей пословицы «на Бога надейся, а сам не плошай».

Текст и фото – , ,

Русский парень переехал в Венесуэлу и рассказывает о своей жизни ($ 10 — это куча денег)

52k Далеко не все мы готовы собственными руками устроить себе крутой жизненный поворот, даже если подчас недовольны тем, что имеем. И тем большее восхищение у нас вызывают те, кто решился на кардинальные перемены. Например, русский парень, уехавший на другой край Земли, где стоят в очередях за продуктами и плетут сумочки из обесценившихся купюр, зато круглый год солнце и море, а люди от души веселятся на карнавалах и ищут радость в самых простых вещах.

Мы в AdMe.ru зачитываемся историями , одного из пользователей сайта , который рискнул переехать в Венесуэлу, и хотим рассказать о нем вам. Мне было 27 лет, я неплохо зарабатывал, но, как и многие, мечтал свалить из серого Питера куда-нибудь, где тепло и море. В общем, переехал. В Венесуэле я живу уже 8 лет, занимаюсь небольшим бизнесом (импорт и экспорт продовольствия).
В общем, переехал. В Венесуэле я живу уже 8 лет, занимаюсь небольшим бизнесом (импорт и экспорт продовольствия). Здесь 350 солнечных дней в году, ни ураганов, ни сезона дождей, ласковый ветерок и постоянные +27.

Я живу в небольшом городке на берегу моря, в котором не происходит ровным счетом ничего. Этот городок называется Эль-Кардон. Жить у моря немного утомительно.

Во-первых, шум волн. Никуда от него не деться!

Во-вторых, при эксплуатации любой техники у меня на террасе ее хватает месяца на 3–4 из-за соли. Соль сжирает абсолютно все: ноутбуки, телефоны, электроприборы. Так что это постоянные расходы.

Бензин здесь почти бесплатный, а купить американский олдтаймер не составляет труда: я люблю старые машины, у меня есть кадиллак 1961 года и пикап додж 1979-го Каждое утро к берегу подходят рыбацкие лодки, привозя свежую рыбу, кальмаров и прочих морских обитателей, которых можно купить сразу же, здесь, у рыбаков, или на небольшом рыбном рынке. Я взял за привычку совершать утренние прогулки на этот рынок. Пока я прогуливаюсь, меня не покидает чувство стабильности.

Так же, как и вчера, год назад и даже 5 лет назад, на улице пахнет свежими кукурузными лепешками, рыбаки несут свой улов по домам. Шумя проржавевшими глушителями, ездят местные маршрутки ruta corta. Я прямо на берегу завтракаю эмпанадой (это такой чебурек из кукурузной муки с мясом, курицей или рыбой) и свежим ароматным кофе у доньи Зули.

Каждое утро я встаю в 7 утра и иду на пляж. Вот сюда. Иногда здесь можно увидеть гигантскую черепаху.

Но редко. Развлечений на острове много: кино, концерты, бары, рестораны, у меня рядом с домом аквапарк. Цены в полтора-два раза ниже, чем в России. Дайвинг, подводная охота — все это в избытке.

Ну а если ты, дружок, предпочитаешь рыбалку, как я. Тунцы по 60 кг, барракуды, кинг-фиш, дорады по 50 кг!

У меня есть небольшая лодочка, и я всегда обеспечен морепродуктами. Холодное пиво по $ 3 за ящик, лобстеры, рыба и ром сделали свое дело, и я наел тут лишних кг 40. Борьбу с ними в последнее время стало вести немного проще: в 2017 году в Венесуэле случился кризис.

Социалистический рай закончился резко и неожиданно: инфляция в миллион процентов, Национальная гвардия, потрошащая предпринимателей на предмет спекулятивных товаров, преступность. Цены взлетели до небес. Единственное, что пока дешево, это бензин, мясо и ром.

Как же живется в стране сейчас? Я бы выразил это одним словом: дико! Я живу не в охраняемом поселке, поэтому наличие дома оружия — это необходимость.

Такой револьвер лежит на моей прикроватной тумбочке. Но по улицам ходить не страшно: у меня огромная коллекция шлепок и шорт. Шлепки, шорты, кредитка. С таким набором ты никому не интересен.

Без чатов в ватсапе здесь никуда! Полицию или врача можно вызвать, только имея личный номер сотрудника или через чат.

Через чаты же распространяется информация о том, где продаются продукты, например дефицитный сахар или курица, которая стала редкостью. Яиц тоже купить негде, и я начал разводить кур.

Они загадили всю террасу, и моя горничная затребовала повышение зарплаты с $ 60 до $ 80 в месяц. Грабеж! Сошлись с ней на 4 десятках яиц. На фото — очередь за яйцами. А вот и самый редкий и самый дорогой продукт растительного происхождения на острове.

Да, это он. Лучок репчатый. А свекла в 10 раз дороже апельсинов. Так что селедка под шубой тут бьет по карману ощутимо (кстати, моя прекрасная спутница жизни вместо селедки солит тунца).

Да, да, да. Это $ 10 США в венесуэльских боливарах. Средняя зарплата на острове Маргарита — примерно $ 30 в месяц. Боливары из-за гиперинфляции превратились в бумагу, и венесуэльцы делают из денег сумочки.

Вот такие. В Эль-Кардоне бывает карнавал! Тут, конечно, не Рио, но эти карнавальные моменты для жителей — как глоток воздуха.

Что такое карнавал в селе? Это процессия во главе с мэром, которая движется по главной улице.

Мэр у нас — во-он та женщина в красной шапке, раскидывающая карамельки. Халявные конфеты вызывают даже больший ажиотаж, чем «Мисс района».

А вот и они. А это сам король Момо, в честь которого и устраиваются все карнавалы. Завершает шествие сама Венесуэла! Венесуэла — страна остановившегося времени.

Жизнь здесь течет без понтов, как на пляжах Мексики, без пьяных русских, как в Таиланде, без торжества эгоцентризма и тщеславия, как на веранде какого-нибудь кафе в Сочи.

Ну а когда Маргариту заполонят туристы, я сяду на этот паром и уплыву на соседний остров Коче. Надеюсь, доплывет. А вы бы решились переехать в другую страну? 52k

1. Граждане обязаны носить «карточку родины».

Это удостоверение личности, созданное правительством Венесуэлы по китайским лекалам.

В нём указаны всевозможные личные данные: дата рождения, политические взгляды, медицинская история и финансовое положение.

Пока что такие карточки есть только у половины населения.

Таким образом правительство пытается ввести в стране массовую слежку.

Жизнь в долг

В последние дни Венесуэла не сходит с верхних строчек мировых информационных агентств, которые пестрят заголовками о попытке государственного переворота. Удивительно, но на этом фоне в стране продолжается обычная жизнь, мало напоминающая «цветные революции» последних лет.

Здесь работают школы, магазины, рестораны.

В Боливарианской республике сегодня проживают около 700 наших сограждан — кто постоянно, а кто лишь на время работы.

«Мы приехали сюда около 10 лет назад, сейчас у нас здесь много друзей-венесуэльцев, — говорит Александр, один из россиян, проживающих в городе-миллионнике Баркисимето.

— К политическим волнениям нам не привыкать — они здесь происходят постоянно. По большому счету, на обычную жизнь они особенно не влияют.

Главное — знать о демонстрациях и объезжать их стороной, чтобы не попасть под горячую руку

«.Наш соотечественник, который занимается бизнесом, признается, что жизнь в Венесуэле не сахар и начинает перечислять проблемы, с которыми сталкивается повседневно.»

Здесь нельзя что-то планировать больше, чем на пару дней. Всегда может произойти что-то непредвиденное. Касается это абсолютно всего.

Например, наличия продуктов. Конечно, распространяемые страшилки про совершенно пустые полки — полная околесица. Суть в том, что продукты и бытовая химия могут неожиданно пропасть. Например, две недели назад все полки были заставлены макаронами, а сегодня их днем с огнем не сыщешь.

Но к этому привыкаешь и закупаешься впрок», — говорит «овенесуэлившийся» россиянин.А вот гиперинфляция действительно является огромной проблемой.

По словам Александра, приходится весь получаемый доход постоянно переводить в доллары — единственный способ сохранить сбережения.

Или же тут же тратить, покупая какие-то товары. Есть и еще один механизм, который разработали предприимчивые венесуэльцы.

Дело в том, что еще со времен Чавеса, Боливарианская республика — страна, где крайне развита банковская система.

Поэтому у каждого венесуэльца огромное число кредитных карточек, практически всех банков. Вот и получается, что покупают сегодня, а возвращают деньги за покупку спустя месяц, когда национальная валюта уже обесценилась.

Такими операциями и живут. Развитость банковской системы, уверяет Александр, отнюдь не миф.

В пример приводит знаменитый отдых на райских пляжах страны — там за покупки у местных рыбаков, предлагающих устрицы и прочие морепродукты, можно расплатиться кредитной картой: «Банковский терминал принесут прямо в море, по пояс в воде. Главное — покупай». В некоторой степени инфляцию подстегивает и экономическая политика властей, которые регулярно повышают установленную минимальную заработную плату. Цены, разумеется, реагируют усиленным ростом.Вообще райский климат и природные богатства Венесуэлы — отдельная тема для разговора.

Александр сам считает, что, несмотря на свое происхождение и привычку трудиться, пожив здесь, зачастую ловит себя на мысли, что дела можно отложить на пару дней — они никуда не денутся, а пока можно выкроить время съездить на пляж. Благо, смены сезонов фактически не бывает — лето здесь круглый год.»Вообще местные пляжи — это место, где о каких-то экономических кризисах или политическом противостоянии забываешь.

Для венесуэльцев это лучший отдых.

Любому политическому митингу они предпочтут провести день с семьей на море, уезжают туда при любой возможности, — говорит Александр. — Особняком стоят общенациональные праздники. В эти дни на пляжах яблоку негде упасть.

Больше всего поражает количество дорогих и роскошных яхт, всевозможных гоночных катеров. Отовсюду играет музыка, льется алкоголь.

Совершенно непонятно, кого из этих людей заботит бедственное положение страны и кто готов скинуть ненавистный многим режим. И ведь речь идет о всех венесуэльцах, без деления по уровню достатка или политическим предпочтениям. Они такие люди — на праздник всегда находятся и средства, и время».Приезжают наши соотечественники в Венесуэлу и в командировки, зачастую весьма продолжительные.

Прежде всего, речь идет о сотрудниках компаний. Российские фирмы пришли на венесуэльский рынок в результате вышедших на новый уровень при Уго Чавесе двусторонних отношений — представителях стратегических нефтедобывающей и оборонной промышленности — всего тоже около 300 человек. В Венесуэле, например, работают специалисты «Ростехнологий», «Роснефти» и «Газпромбанка».

Условия у российских сотрудников жесткие. Вызвано это, в первую очередь, плачевной криминогенной ситуацией в республике.

В отдаленных поселениях, где, к примеру, живут наши нефтедобытчики, как правило, введен комендантский час. Сотрудников доставляют под охраной от места жительства, которое усиленно охраняется, до работы, затем возвращают назад. Продукты привозят или же проводят коллективные выезды за покупками под охраной.

Машины оборудованы GPS-трекерами — как только автомобиль появляется в «запретной зоне», к нему тут же выезжает группа местных военных.Банковский терминал принесут прямо в море, по пояс в воде. Главное — покупайВ Каракасе ситуация немногим лучше.

Венесуэла вообще «славится» уровнем преступности — страна регулярно находится на верхушке рейтинга самых неблагополучных стран по этому показателю. Вот только проблема в том, что преступность здесь не организованная.»Удивительно, но в городах Венесуэлы нельзя назвать безопасные районы.

Напасть могут везде. Я живу в относительно благополучной столице республики, так там вооруженные налеты происходят в совершенно хаотичном порядке — ограбить могут где угодно, даже в местах, считающихся благополучными, — говорит Владимир, российский инженер из Каракаса. — Сами венесуэльцы боятся уличной преступности, пожалуй, даже больше приезжих — с наступлением темноты количество машин на улицах резко снижается, а к 9 часам вечера увидеть кого-то на улице вообще редкость».У большинства венесуэльцев есть личный транспорт. Средний класс передвигается преимущественно на больших американских внедорожниках — еще одно напоминание о щедрой политике Уго Чавеса, субсидировавшего цены на машины.

Для бедных слоев населения здесь предназначены мотоциклы. «Ставшая у местных уже притчей во языцех история, объясняющая засилие вездесущих и несоблюдающих элементарные правила дорожного движения мотоциклистов, гласит, что во времена команданте властям было проще раздать за бесценок большое количество мотоциклов, чем организовывать работу общественного транспорта, — рассказывает Владимир. — На китайские кредиты купили китайские же мопеды, раздали их беднякам, и все остались довольны

«.Тем более мотоцикл может проехать там, где не проедет машина — в расположенных вокруг всех крупных городов трущобах, называемых здесь «

барриос».

До главного столичного района трущоб — Петаре — при Чавесе дотянули ветку метро.

«Метро в Каракасе неплохое, но надо всегда быть на стороже — убить не убьют, но что-то украсть могут легко»

, — поясняет наш соотечественник.

Проезд стоит смехотворных денег.

Однажды дошло даже до того, что турникеты на вход просто оставались открытыми на протяжении нескольких месяцев — затраты на обслуживание пропускной системы оказались больше средств, получаемых от продажи билетов.Говоря о Венесуэле, нельзя не упомянуть ставшими легендарными во всем мире цены на бензин. Переводить их в долларовый эквивалент не имеет никакого смысла — 50-литровый бак бензина будет стоить около 1 цента.»Бензин по-прежнему стоит копейки, — говорит Владимир.

— Иногда бывают перебои с поставками, но обычно все быстро налаживается. Вообще бензин хорошего качества, жалоб на поломки автомобилей из-за плохого топлива я не слышал».Что хорошо обычным венесуэльцам, оборачивается настоящей катастрофой для венесуэльской нефтегазовой корпорации ПДВСА.

Именно на ее плечи ложится субсидирование цен на бензин. Об экономической выгоде даже близко говорить не приходится. Не остается средств и на инвестиции в сферу добычи углеводородов — оборудование не менялось годами, новые технологии не используются.

В нецелевых расходах главной нефтедобывающей компании страны и кроется ответ на вопрос, почему в самой богатой по запасам черного золота в мире стране падает добыча нефти.Явные перекосы в местной экономике вообще не редкость.

Как и бензин, правительство раньше регулярно субсидировало продукты. В пересчете на доллары они стоили копейки.»Такая ситуация привела к возникновению теневого бизнеса — предприимчивые граждане покупали товары по бросовым ценам и перепродавали их втридорога, а то и вообще контрабандой вывозили в приграничную Колумбию, — вспоминает российский инженер. — Сейчас же у правительства денег на это просто нет.

Но все же придумана новая программа — адресной помощи беднейшим слоям населения. Она, хоть и с перебоями, но работает». Оформившие соответствующие документы получают специальные наборы со всем необходимым — коробки с макаронами, мукой, рисом, кукурузой, мясом средствами бытовой химии… Государство тратит на эти цели огромные средства.

Правда, потом многие из этих товаров оказываются на прилавках у спекулянтов…Буксует и программа снабжения социальным жильем нуждающихся семей. «У меня есть знакомые, которые получили квартиры около 5 лет назад, а есть венесуэльцы, которым квартиру выдали только сейчас, — рассказывает Владимир. Разница колоссальная — раньше это была полностью экипированная квартира со всем необходимым и неплохим ремонтом, а сейчас это преимущественно голые стены».

Но все же для многих это куда лучше, чем те разноцветные домики в «барриос», лишенные элементарных удобств. Со времен начала программы выделения соцжилья выдано уже 2 миллиона квартир.

«Но венесуэльцы не были бы самими собой, если бы не придумали оригинальный способ нажиться на предоставленных государством квартирах. Довольно большое количество получивших их семей квартиры просто сдают, а продолжают жить в «барриос». Там им удобнее и привычнее, быт уже налажен — знают всех соседей, не платят за коммунальные услуги.

А так еще получают неплохую прибавку к месячному заработку

«, — делится примером венесуэльской предприимчивости Владимир.»

Я уверен, что проблема нынешнего кризиса в том, что венесуэльцы хотят жить как минимум не хуже, чем они привыкли в годы высоких цен на нефть и реально функционирующих госпрограмм, — подытоживает Владимир. — Вот только теперь государство уже не может прокормить всех, кто привык получать дешевые продукты и разноплановую помощь от властей просто так.

Возникшим на этой почве недовольством вовсю пользуются местные оппозиционеры». По его словам, никто из его венесуэльских знакомых, выступающих за оппозицию, не знает даже примерной политической программы лидеров антиправительственных сил.

«Люди здесь часами могут рассуждать про политику, при этом, как ни странно, они крайне аполитичны — по большому счету, им совершенно все равно, кто находится у власти, главное — чтобы решались их насущные проблемы и бензин продолжал стоить копейки, а солнце, пляжи и море здесь и так будут»

.»Главное, чтобы новые потрясения опять не вылились в затяжное уличное противостояние», — не сговариваясь, тревожатся оба россиянина, с опаской вспоминая протесты 2017 года, когда страна, фактически, оказалась парализованной.

Тогда радикальная молодежь вела настоящую уличную войну против боливарианских властей.

На протяжении четырех месяцев страна жила на осадном положении.

Например, в Каракасе на дорогах возводились настоящие баррикады, передвигаться по городу можно было лишь на упомянутых мотоциклах, да и то не везде.»Сейчас ситуация в Венесуэле, похоже, поменялась. Политическая апатия в обществе растет.

На митинги выходит все меньше людей — уж слишком долго они поддерживали оппозиционеров, но ничего так и не менялось, — полагает Владимир. — Возникает вопрос, насколько провозгласивший себя не только президентом страны, но и единым лидером венесуэльской оппозиции Хуан Гуаидо сможет «поднять» рядовых венесуэльцев».

Последние уличные шествия, как минимум, показали, что это пока не очень получается — количество участников демонстраций не дотягивает даже до протестных акций 2017 года.