Грех ли разводиться в невенчанном браке

Венчание. Часть 2. Кому нельзя венчаться?


Христианский брак — это возможность духовного единения супругов, продолжаемого в вечности, ибо «любовь никогда не престает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится». Зачем верующие венчаются? Ответы на самые распространенные вопросы о таинстве венчания — в статье священника Дионисия Свечникова. Продолжение. Смотрите Часть 1. – Существуют ли какие-либо препятствия для совершения Таинства венчания?

Препятствия, конечно же, существуют.

Вопрос, сразу скажу, довольно обширный и вместе с тем очень интересный.

Правда, задают его обычно несколько иным образом: «Кто может (не может) быть допущен до венчания?» .

Еще чаще описывают конкретную ситуацию и спрашивают, есть ли возможность для вступления в брак. Тем не менее, суть от этого не меняется.

Поэтому расскажу обо всем по порядку. Здесь мне придется максимально приближенно цитировать церковное право, чтобы у читателя не возникало разночтений.

Согласно церковному брачному праву существуют абсолютные и условные препятствия к браку. Абсолютными считаются те препятствия к браку, которые одновременно являются расторгающими его.

Условными же препятствиями к браку являются пре­пятствия, запрещающие брак между определенными лицами в силу родственных или духовных их связей.

Итак, абсолютными препятствиями к заключению церковного брака следует считать следующие: 1.

Лицо, состоящее в браке, не может вступить в новый, ибо христианский брак — безусловно моногамный, т.е.

единобрачный. Это правило распространяется не только на венчанные браки, но и на зарегистрированные государством.

Здесь было бы уместным озвучить позицию Церкви по отношению к гражданскому браку. Церковь с уважением относится к гражданскому браку, т.е. заключенному в ЗАГСе, не считая его незаконным. Приведу цитату из Основ Социальной Концепции Русской Православной Церкви: «Освящая супружеские союзы молитвой и благословением, Церковь тем не менее признавала действительность брака, заключенного в гражданском порядке, в тех случаях, когда церковный брак был невозможен, и не подвергала супругов каноническим прещениям.

Приведу цитату из Основ Социальной Концепции Русской Православной Церкви: «Освящая супружеские союзы молитвой и благословением, Церковь тем не менее признавала действительность брака, заключенного в гражданском порядке, в тех случаях, когда церковный брак был невозможен, и не подвергала супругов каноническим прещениям. Такой же практики придерживается в настоящее время Русская Православная Церковь… Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что

«некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в «невенчанном»

браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано:

«Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку»

.

Однако не стоит понимать подобное отношение Церкви к гражданскому браку как благословение православным супругам не вступать в брак церковный, довольствуясь лишь гражданской регистрацией.

Церковь настаивает на необходимости освящения брака христианских супругов в Таинстве венчания.

Только в Таинстве брака может быть достигнуто духовное единение супругов в вере, продолжаемое в вечности.

Только в Таинстве брака союз мужчины и женщины становятся образом Церкви. Только в Таинстве брака супругам преподается Божия благодать для решения конкретной задачи – стать именно христианской семьей, островком мира и любви, где царствует Господь Иисус Христос. Гражданский же брак в этом отношении является ущербным.

Стоит озвучить и позицию Церкви к так называемому «гражданскому браку», который вообще нельзя назвать браком. С точки зрения Церкви «гражданский брак», не зарегистрированный государством, является блудным сожительством. Причем и с позиции гражданских законов это сожительство также не названо браком.

Подобные отношения не брачные, не христианские, поэтому Церковь не может освятить их.

Над людьми, живущими в «гражданском браке» не может быть совершено Таинство венчания. 2. Церковь возбраняет вступать в брак духовным лицам, т.е.

принявшим священный сан (6-ое правило Трулльского собора).Заключение брака возможно только до рукоположения, т.е. до посвящения в священный сан. У священника может быть только одна супруга, если это женатый священник.

Ну а у монаха жены и вовсе быть не может в силу данных им обетов. Поэтому этому правилу грозит лишением священного сана. 3. Согласно 16-му правилу Халкидонского Собора, 44-му правилу Трулльского Собора, 5-му правилу Константинопольского Двукратного Собора, 18 и 19-му правилам святого Василия Вели­кого, монахам и монахиням запрещается вступать в брак после принесения ими обетов.

4. В соответствии с церковным законом, вдовство по­сле третьего брака считается абсолютным препятствием к новому браку. Иначе это правило можно сформулировать таким образом:

«Возбраняется вступление в четвертый церковный брак»

.

Церковь также не может одобрять и благословлять супружеские союзы, которые заключаются хотя и в соответствии с действующим гражданским законодательством, но с нарушением канонических предписаний. Т.е. не может быть совершено Таинство венчания над теми, кто хочет вступить пусть и в первый церковный, но уже в четвертый гражданский брак. Однако это не стоит понимать, что Церковь одобрительно смотрит на второбрачие или троебрачие.

Церковь не одобряет ни одного, ни другого, а настаивает на пожизненной верности друг другу, основываясь на словах Спасителя:

«Что Бог сочетал, того человек да не разлучает… Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует»

(Мф.

19. 6, 9). Церковь видит во втором браке предосудительную уступку чувственности, однако, допускает его, ибо, по слову апостола Павла, «жена связана законом, доколе жив муж ее; если же муж ее умрет, свободна выйти, за кого хочет, только в Господе. Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия» (1 Кор.
Но она блаженнее, если останется так, по моему совету; а думаю, и я имею Духа Божия» (1 Кор.

7, 39-40). А на третий брак взирает как на при­нимаемое послабление, на лучшее, чем открытый блуд, основываясь на 50-м правиле святого Василия Великого: «на троебрачие нет закона; по­сему третий брак не составляется по закону.

На таковые дела взи­раем как на нечистоты в Церкви, но всенародному осуждению оных не подвергаем, как лучшие нежели распутное любодеяние». 5. Препятствием к вступлению в брак является винов­ность в расторжении предыдущего брака. Виновный в прелюбоде­янии, из-за которого расторгнут первый брак, не может вступать в новый брак.

Это положение вытекает из евангельского нравст­венного учения и практики Древней Церкви. Данная норма отра­жена и в церковном законодательстве («Номоканон» 11, 1, 13, 5; «Кормчая», гл. 48; «Прохирон», гл. 49. Эта же норма повторена в 253-й статье устава Духовных Консисторий).

Однако не только прелюбодеяние может послужить причиной для распадения брака. В таком случае, согласно

«Основам Социальной Концепции Русской Православной Церкви»

, лицам, первый брак которых распался и был расторгнут по их вине, вступление во второй брак дозволяется лишь при условии покаяния и выполнения епитимии, наложенной в соответствии с каноническими правилами. 6. Препятствием к браку является также физическая и духовная неспособность к нему (идиотизм, душевная болезнь, ли­шающая человека, возможности свободно проявлять свою волю).

Однако, физическую неспо­собность к брачному сожитию не следует смешивать с неспособно­стью к деторождению, которая не является препятствием к браку и не может служить причиной для развода. Нет в действующих церковных правилах и запрета на венчание глухонемых и слепых. Церковные законы также не запрещают венчать лиц, если они больны и сами желают вступить в брак.

Но венчание таковых должно быть совершено в храме. 7. Для вступления в брак существуют определенные воз­растные границы.

Указом Святейшего Синода от 19 июля 1830 г .

запрещено было венчать, если жениху нет 18 лет, а невесте 16. На данный момент нижним возрастным пределом для совершения Таинства венчания стоит считать наступление гражданского совершеннолетия, когда возможно заключение брака в ЗАГСе. В церковном брачном праве установлен и высший предел для вступления в брак.

Святитель Василий Великий указывает такой предел для женщин — 60 лет, для мужчин — 70 лет (правила 24-е и 88-е). 8. Препятствием к браку является и отсутствие согласия на него со стороны родителей жениха или невесты. Этот вид препятствия стоит рассматривать только в том случае, если родители будущих супругов являются православными христианами.

Дети православных родителей не могут вступать в брак своевольно, без согласия родителей. Этим предусматрива­ется серьезное и рассудительное отношение к браку, ибо родители, имея большой жизненный опыт и полученный от Бога дар ответ­ственности за детей, стоят на страже их благополучия. Браки не должны совершаться по одному только произволу брачующихся, по легкомыслию молодости и неразумному увлечению, в силу которых зачастую в их семейную да и общественную жизнь входят челове­ческие и моральные беспорядки.

Однако в современном обществе многие люди стоят далеко от Бога и даже будучи крещенными в детстве, ведут явный богоборческий образ жизни, как это было, к примеру, в СССР.

В связи с этим, во многих случаях искренне верующим детям этих людей совершенно невозможно заручиться благословением родителей на освящение брака в Церкви.

Более того, родители не только противостоят желанию детей венчаться, но и всячески препятствуют любым походам детей в храм.

Это порой приводит к венчанию втайне от родителей.

Думается, что в подобных случаях, когда получение благословения родителей в силу указанных мной причин невозможно, стоит просить благословения епископа на заключение церковного брака без разрешения родителей. Безбожие родителей не должно мешать искреннему желанию верующих детей освятить свой брак в Церкви.

Епископ вправе благословить брак не только в том случае, если родители брачующихся неверующие и противостоят церковному браку детей.

Если родители не соглашаются на брак детей по незаконным причинам, то после дознания и тщетных попыток увещевания родителей, епископ вправе дать благословение на совершение Таинства венчания. Русские законы издревле ограждали детей от произвола родителей в вопросах о браке.

По Уставу Ярослава Мудрого, родители, винов­ные в принуждении детей к браку или в насильственном удержа­нии от брака, подвергались суду.

В основе родительского благословения лежит уважение ими свободного согласия на вступление в брак со стороны жениха и не­весты. И даже гражданские законы запрещают родителям и опекунам принуждать детей, вверенных их попечению, к вступлению в брак против их желания.

Поэтому в «Книге о должностях пресвитеров приходских» (§123) говорится о том, что священник, видя слезы или нечто иное, указывающее на недобровольное вступление в брак, должен остановить браковенчание и выяснить ситуацию. В своде законов есть положение, согласно которому брак, заключен­ный с применением насилия над одним из брачующихся, следует считать незаконным и подлежащим расторжению. Все вышеуказанное относится к тем, кто только собирается вступить в брак.

Однако, порой приходится венчать супругов, уже проживших в зарегистрированном браке какое-либо время, порой десятки лет. Очевидно, что испрашивать благословение на брак этим людям уже не требуется.

Ибо оно уже давно получено, еще при заключении гражданского брака.

Этим списком ограничиваются абсолютные препятствия к браку. Теперь имеет смысл рассказать об условных препятствиях.

1. Отсутствие близкого кровного родства между женихом и невестой — необходимое условие при вступлении в брак.

Это правило относится не только к законным, но к внебрачным детям. Близость кровного родства измеряется степеня­ми, а степени устанавливаются по числу рождений: между отцом и сыном, между матерью и сыном — одна степень кровного родст­ва, между дедом и внуком — две степени, между дядей и племян­ником — три. Ряд степеней, следующих одна за другой, составля­ют родственную линию.

Родственные линии бывают прямыми и бо­ковыми.

Прямая линия считается восходящей, когда идет от дан­ного лица к его предкам, и нисходящей, когда идет от предков к потомкам. Две прямые линии, происходящие от одного родоначаль­ника, связаны боковыми линиями (например, племянник и дядя; двоюродные и троюродные братья). Для определения степени кровного родства следует установить число рождений, связывающих двух лиц: троюродных братьев и се­стер связывает родство в 6-й степени, троюродного дядю с племян­ницей — родство в 7-й степени.

Закон Мо­исея запрещал браки до 3-й степени кровного бокового родства (Лев.

18, 7—17, 20). В Христианской Церкви браки между лицами, связанными кровным родством по прямой линии, строго запрещались. 19-е Апо­стольское правило гласит:

«Имевший в супружестве двух сестер или племянницу не может быть в клире»

. Значит, брак между ли­цами, находящимися в 3-й степени бокового родства, рассматри­вался в Древней Церкви как недозволительный.

Отцы Трулльского Собора постановили расторгать браки между двоюродным братом и сестрой (прав. 54). В «Эклоге» императоров Льва Исаврянина и Константина Копронима содержится также запрещение браков между троюродным братом и сестрой, т.е.

находящимися в 6-й сте­пени бокового родства. Константинопольский Собор 1168 г ., состо­явшийся при Патриархе Луке Хрисоверге, повелел безусловно рас­торгать браки между лицами, состоявшими в 7-й степени бокового кровного родства. В России эти позднейшие греческие нормы хотя и признавались законными, но не соблюдались буквально.

19 января 1810 г . Свя­тейший Синод издает указ, согласно которому безусловно запреща­лись и подлежали расторжению браки, заключенные между лица­ми, состоящими в 4-й степени бокового кровного родства.

Браки между родственниками в 5-й и 7-й степенях не только не растор­гались, но даже могли быть заключены по разрешению епархиаль­ного архиерея. 2. Помимо отношений кровного родства, препятствием к браку служат отношения свойства. Они возникают из сближения двух родов через брак их членов.

Свойство приравнивается к кров­ному родству, ибо муж и жена — одна плоть.

Свойственниками яв­ляются: тесть и зять, свекровь и невестка, отчим и падчерица, шу­рин и зять.

Для определения степени свойства складываются обе родственные линии, а между мужем и женой, связывающими их, степени не существует. Таким образом, теща и зять состоят в 1-й степени свойства, невестка и деверь — во 2-й, племянник мужа и племянница жены — в шестой степени свойства; двоюродный брат жены и тетка мужа — в 7-й степени.

Такое свойство называется двухродным. Но церковное право знает и трехродное свойство, т.е. когда через два брака соединяются три рода.

Например, между конкретным лицом мужского пола и женою его шурина вторая сте­пень трехродного свойства; между этим лицом и второй женой его тестя (не матерью его жены) — 1-я степень трехродного свойства. Трулльский Собор запретил браки не только между лицами, со­стоящими в 4-й степени родства, но и в 4-й степени бокового свой­ства (прав.

54). В соответствии с этим правилом, Указом Святейшего Синода Русской Православной Церкви от 19 января 1810 г . безусловный запрет браков между двухродными свойственниками распростра­нился лишь до 4-й степени.

Кроме этого, указами Святейшего Синода от 21 апреля 1841 г . и от 28 марта 1859 г . строго запрещены браки между лицами, состоящими в 1-й степени трехрод­ного свойства, а относительно последующих степеней (вплоть до чет­вертой) предусмотрено, что епархиальные архиереи могут разрешать такие браки «по уважительным причинам.

3. Препятствием к браку является также и наличие ду­ховного родства. Духовное родство возникает вследствие восприя­тия новокрещенного от купели Крещения.

Степени духовного родства исчисляются таким образом, что между восприемником и воспринятым первая степень духовного родства, а между восприемником и родителями воспринятого – вторая степень. 53 правило Трулльского собора запрещает брак между восприемниками (крестными) и родителями воспринятых (крещаемых).

53 правило Трулльского собора запрещает брак между восприемниками (крестными) и родителями воспринятых (крещаемых). Указом от 19 января 1810 года Святейший Синод Русской Православной Церкви, согласуясь с этим правилом, ограничил браки духовного родства только двумя степенями, то есть, возбранил браки между восприемниками, воспринятыми и их родителями. Достаточно часто задают вопрос о возможности брака между восприемниками, т.е.

между крестным и крестной. Этот вопрос достаточно сложный и ответить на него однозначно невозможно. Я постараюсь высказать свое мнение по этому вопросу. Строго канонических правил, регулирующих этот вопрос нет.

Вышеуказанное правило 6-го Вселенского собора не отвечает на поставленный вопрос, ибо говорит только об одном восприемнике.

Ведь два восприемника – это более поздняя традиция. Именно традиция, а не каноническое предписание.

Поэтому в источниках древней Церкви мы не находим ответа на данный вопрос. В древней Церкви, как правило, практиковалось наличие восприемника того же пола, что и крещаемый.

Однако, это правило не было безусловным. Достаточно обратить внимание на указ императора Юстиниана, запрещающего брак восприемника с воспринятой: «ничто не может в такой мере возбуждать отеческой любви и установлять столь правомерного препятствия к браку, как этот союз, через который, при Божием посредничестве, соединяются их (т.е. восприемника и воспринятой) души».

Видно, что восприемник может быть и иного пола, чем крещаемый. Об одном восприемнике указано и в Требнике, содержащим чинопоследование крещения. По сути, второй восприемник становится пусть и традиционным, но не обязательным.

Указание Требника об одном восприемнике легло в основу указа Святейшего Синода от 1810 года:

«восприемник же и восприемница (кум и кума) неста в родстве себе; понеже при крещении святом едино есть лице необходимо и действительно: мужеское для крещаемых мужеска пола, и женское для крещаемых женска пола»

. Причем, в своем указе Синод уже строго конкретизирует пол крещаемого и крестного, предписывая мужчине быть восприемником у мужчины (мальчика), а женщине – у женщины (девочки).

Позднее, видимо в силу непрекращающихся споров об этом вопросе, Святейший Синод повторяет свой указ, но делает добавку о том, что такие браки допустимы лишь с благословения епархиального архиерея (епископа):

«Восприемник и восприемница (крестные отец и мать одного и того же дитяти) могут вступать в брак… только нужно предварительно испрашивать разрешения епархиального начальства (архиерея)»

. Известно, что святитель Филарет Московский, первенствующий член Святейшего Синода, и современник вышеуказанных указов, ныне прославленный нашей Церковью, в своей практике запрещал браки между собой восприемников одного ребёнка. Причем ссылался он на практику Русской Церкви, издавна сложившейся, а также на мнение святоотеческих канонов.

Более того, митрополит Филарет не отвергал двух восприемников при крещении, ссылаясь на 53 правило Трулльского собора:

«Два восприемника при крещении почему «противны правилам церковным»

?

При младенце или возрастном лице женского пола крещаемом должно быть восприемнице.

Но посмотрите в 53 правило Вселенского шестого собора: в нём вы увидите при младенце женского пола и восприемника. Следовательно, правило допускает двух, хотя довольно и одного.

Греки употребляют одного восприемника, чтобы избежать духовного родства, которое после может препятствовать браку: пусть делают тоже и наши; никто им не препятствует, а запретить другого восприемника было бы противно 53 правилу Шестого Вселенского Собора». Почему тогда примечание Требника, как видим Синод ставит выше традиции и святоотеческих канонов?

Проф. Павлов так объясняет ситуацию: «В позднейшем гражданском законодательстве значительно сокращено было число принятых Церковью препятствий к браку, в особенности тех, которые выводились в кормчей книге из понятия о различных видах родства.

То же самое законодательство уже в 18 столетии начинает устанавливать новые нормы и по бракоразводному праву, сокращая число поводов к расторжению брака».

В таком случае, учитывая спорность указов Святейшего Синода, и предполагая, что тот период русской церковной жизни был в некотором смысле переломным и обильным на нововведения, то имеет смысл обратиться к более поздним источникам уже установившейся традиции. Можно сказать, что официальное мнение Русской Православной Церкви выражено в «Настольной книге священнослужителя», где говорится, что «Вообще супруги не могут быть восприемниками при крещении одного младенца, но при этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно» («Настольная книга священнослужителя», М., 1983г., т.

Можно сказать, что официальное мнение Русской Православной Церкви выражено в «Настольной книге священнослужителя», где говорится, что «Вообще супруги не могут быть восприемниками при крещении одного младенца, но при этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно» («Настольная книга священнослужителя», М., 1983г., т. 4, с. 234-235). Для сравнения можно также предложить тот факт, что в Румынской Православной Церкви браки между восприемниками запрещены.

Есть и решение Второго Предсоборного Всеправославного Совещания 1983 года, также отражающего суть этого непростого вопроса: «В наше время в РПЦ редко кто знает, что, согласно древней церковной традиции, второго восприемника или восприемницы при крещении не должно быть.

Однако уже на протяжении многих веков у нас существует обычай иметь при Крещении двух восприемников: мужского и женского пола, то есть крестного отца и крестную мать.

Брак крестника с необязательной крестной матерью, так же как и брак крестницы с необязательным крестным отцом, может смущать верующих. По этой причине в РПЦ вышеупомянутые браки являются нежелательными» (О решениях Второго Предсоборного Всеправославного Совещания. ЖМП, 1983г, №10). Думается, на основании всего вышеизложенного, было бы вполне логичным прислушаться к более позднему церковному мнению и не искушать народ браками между восприемниками, тем более, что даже последний указ Святейшего Синода предписывает решать данный вопрос только епископу.

4. Препятствие к браку возникает также из отношений так называемого гражданского родства — усыновления.

Совершенно очевидно, что, как отмечал проф. Павлов «уже простое нравственное чувство запрещает усыно­вителю вступать в брак с усыновленной дочерью или усыновленно­му сыну с матерью и дочерью усыновителя». 5. Взаимное согласие вступающих в брак является непре­менным условием законности и действительности брака.

5. Взаимное согласие вступающих в брак является непре­менным условием законности и действительности брака. Это отражено в чино­последовании венчания, куда внесены вопросы о том, вступают ли жених и невеста в брак свободно и непринужденно.

Поэтому бра­ки, заключенные по принуждению, признаются недействительны­ми.

Причем препятствием к браку считается не только физическое, но и нравственное принуждение, например, угрозы, шантаж и т.д. 6. Важное условие для признания действительности церковного бра­ка — единство религии. Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака.

Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 5; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога.

Отсутствие единомыслия представляет серьезную угрозу целостности супружеского союза.

Именно поэтому Церковь считает своим долгом призывать верующих вступать в брак «только в Господе» (1 Кор.

7, 39), то есть с теми, кто разделяет их христианские убеждения.

Однако, порой приходится видеть гражданские браки, заключенные между православными христианами и нехристианами.

Причем приход к сознательной вере православного христианина (крещенного, например, в детстве) зачастую происходит уже после заключения брака. Вот и вопрошают эти люди о том, законен ли их брак с точки зрения Церкви.

Ответ на их вопрос озвучен еще ап.

Павлом:

«…если какой брат имеет жену неверую­щую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующая освящается мужем (верующим)…»

(1 Кор. 7, 12-14). На этот текст Священного Писания ссылались и отцы Трулльского собора, признавшие действительным союз между лицами, которые,

«будучи еще в неверии и не быв причтены к стаду православных, сочетались между собою законным браком»

, если впоследствии один из супругов обратился к вере (правило 72). На эти же слова ап. Павла ссылается и Священный Синод Русской Православной Церкви, выражая уважительное отношение Церкви к гражданскому браку.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в «Основах Социальной Концепции» утвердил данное правило: «В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве». Этими словами вполне четко очерчена позиция Церкви к бракам между православными и нехристианами.

Подводя итог в вопросе о браке между православными и нехристианами стоит еще раз напомнить о том, что такой брак не может быть освящен в Церкви и поэтому лишен благодатной силы, получаемой в Таинстве венчания. Таинство венчания может быть совершено только над христианами – членами Церкви. В равной степени все вышесказанное может быть отнесено и к тем бракам, в которых православному супругу приходится жить в законном гражданском браке с атеистом (пусть даже крещенным в детстве).

И в этом случае брак не может быть освящен в Церкви.

И даже, если богоборчески настроенный супруг, крещенный в детстве, идя на уступку верующему супругу или родителям (в таком случае и оба супруга могут быть неверующими), соглашается «просто постоять на венчании», то браковенчание не может быть совершено. Исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь, как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей.

Примером смешанных браков являлись многие династические бракосочетания, при совершении которых переход неправославной стороны в Православие не был обязательным (за исключением брака наследника Российского престола).

Так, преподобномученица великая княгиня Елисавета вступила в брак с великим князем Сергием Александровичем, оставаясь членом Евангелическо-Лютеранской Церкви, и лишь позднее, по собственному волеизъявлению, приняла Православие.

Таким образом, возможно благословение в Церкви брака православных с инославными христианами.

Но благословение на заключение такого брака может дать только епархиальный архиерей (епископ).

Для получения такого разрешения нужно обратиться к нему с соответствующим прошением.

Как это сделать, может подсказать любой грамотный приходской священник.

Этим заканчивается список препятствий к совершению Таинства венчания. Помимо этого не во все дни года может быть совершено Таинство венчания.

Пять грустных историй и комментарий священника


, Мы живем во время глобального оскудения любви, веры и терпения, когда семейные ценности перестают восприниматься современным развращённым человеком как абсолютная и непопираемая святыня. К сожалению, не всё так гладко и в домах верующих. В последнее время приходится периодически слышать о том, что развелась очередная венчанная в храме пара.

Стараниями нашего автора мы собрали 5 таких историй и попросили другого постоянного автора портала , священника , прокомментировать их. ПЯТЬ ГРУСТНЫХ ИСТОРИЙ

«Все счастливые семьи похожи друг на друга,каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»

Л.Н. Толстой Вместо предисловия Анжела (Москва): «.Маме перед вторым венчанием просто прочли какую-то разрешительную молитву.

И в тот же день обвенчали со вторым мужем».

Раньше считалось, что раз венчались, то все, назад хода нет Просто и легко. Двадцать лет назад считалось, что церковный получить – дело наисложнейшее, без особых причин невозможное.

Причины эти толком мало кто из прихожан знал и считалось, что раз венчались, то все, назад хода нет. А реальные причины для расторжения церковного брака были вот какими.

Согласно определению Поместного собора 1917–1918 годов, поводами для расторжения брака в Русской Православной Церкви могут быть:

  • Присуждение одного из супругов к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния.
  • Прелюбодеяние и противоестественные пороки.
  • Отпадение от Православия (право просить суд о разводе принадлежит супругу, остающемуся в Православии).
  • Снохачество, сводничество и извлечение выгод из непотребств супруга.
  • Безвестное отсутствие (не менее трех лет; два года – если пропавший супруг находился на войне или плавал на судне).
  • Вступление одного из супругов в новый брак.
  • Неспособность к брачному сожитию (если она началась до брака и не обусловлена преклонным возрастом; дело возбуждается не ранее чем через два года со времени совершения брака; если неспособность явилась следствием намеренного телесного повреждения после совершения брака, развод дозволяется).
  • Посягательство на жизнь и здоровье супруга или детей (нанесение тяжких увечий, или тяжких, угрожающих жизни побоев, или важного для здоровья вреда).
  • Заболевание проказой или сифилисом.
  • Неизлечимая тяжкая душевная болезнь, устраняющая возможность продолжения брачной жизни.
  • Злонамеренное оставление супруга другим супругом, если оно делает невозможным продолжение брачной жизни.

Согласно Основам социальной концепции РПЦ «в настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа» (ст. 10.3). Сейчас жизнь стала стремительней, а люди – намного информированней, чем раньше.

И ситуация с разводами намного упростилась. Передо мной типографский бланк следующего содержания: «Такая-то (Ф.И.

вписано от руки) дает согласие такому-то (Ф.И. прописью) жениться второй раз».

Это и есть церковный развод. Под коротенькими строчками место для подписи и даты. О детях и выполнении отцовских обязанностей в бланке ничего не сказано.

Затем заинтересованная сторона должна отнести свидетельство о венчании и эту расписку в Патриархию. Там поставят печать, бумаги сдадут в архив, и освященный Богом союз будет считаться расторгнутым. Над желающим вступить во второй брак прочтут разрешительную молитву.

И можно тут же венчаться вторично.

Конституция Грузии признает церковное венчание, но в случае развода право на раздел имущества имеют только те, кто состоял в официальном браке. Дети, рожденные в церковном браке без официальной регистрации, получают фамилию матери и не имеют никакого права на имущество отца, если он сам того не пожелает. По всей видимости, церковные разводы сегодня достигли такого числа, что Патриархия вынуждена была подготовить соответствующие формуляры.

Что поделаешь, разводы – дух времени.

По телевизору каждый день транслируется ролик с призывом: «Отцы, помните своих детей!» Потом идут сухие строки статистики по Грузии: «Каждый третий отец не платит алиментов, каждый пятый – в розыске». Это только официальные данные, а, как известно, многие пары распадаются, не успев дойти до ЗАГСа.

Причем все это происходит на фоне того, что, как говорит протоиерей Георгий (Дореули),

«сегодня девять из десяти человек скажут, что имеют своего духовника, и на праздники церкви и монастыри не вмещают верующих»

(Журнал «Карибче» №6 2011 г.). Почему сейчас происходит панэпидемия разводов в мире, достаточно много написано. Интереснее проанализировать разводы людей церковных, изначально вооруженных учением Святых отцов о том, как бороться со страстями и бунтующей плотью.

История первая Когда 18-летний Тенго и 32-летняя Эка – соседи по лестничной площадке – стали ездить по святым местам, их матери только радовались. Вдвоем не опасно и духовно полезно. Домой богомольцы возвращались с восторженными рассказами.

Во Мцхета встретились со старцем, в Шиомгвиме познакомились с молодым монахом и так далее… Ездили, конечно, взяв у своих духовников благословение.

Паломники поставили родителей перед фактом: «Мы только что из Светицховели. Там обвенчались. Скоро у нас будет ребенок» В один прекрасный день паломники поставили своих родителей перед фактом: «Мы только что из Светицховели.

Там обвенчались. Скоро у нас будет ребенок». Легко представить, что тут началось!

Обе матери стали обвинять противоположную сторону в совращении своего чада. Покричали, пошумели, потом смирились. Эка перешла жить к Тенго на правах законной супруги.

Вскоре родился мальчик. После сорока дней стали приходить гости с поздравлениями. Друзья Тенго от души сочувствовали ему. – Пропал ты, брат. – Ты посмотри на себя и на нее.

И все в таком же духе. А разница действительно бросалась в глаза.

Высокий, атлетически сложенный Тенго с лицом киноактера и рядом низенькая толстушка Эка с самой заурядной внешностью. Вода, как известно, камень точит. Тенго на нервах ушел из дома.

Стал временно жить у друга. Эке пришлось вернуться к себе, в квартиру напротив, на исходную позицию. Брак распался. Тенго уже давно живет в России, успешно женат, имеет детей. Эка живет все в том же корпусе.

Сталкивается на лестнице с бывшей свекровью.

Сын кончает школу. Бабушка посильно помогает внуку. Все же, родная кровь… История вторая После венчания Коба и Текле, светящиеся от радости, во всеуслышание делились планами с поздравляющими. – Мы хотим, чтоб у нас был настоящий христианский брак.

Будем рожать столько, сколько Бог даст. Прихожане одобрительно кивали, обмениваясь замечаниями о внешнем сходстве молодоженов. – Вместе хорошо смотрятся. – Коба серьезный парень.

Какую жизненную школу прошел! Из него хороший отец получится. Коба – беженец из Абхазии, успевший хлебнуть войны, и, правда, завидный жених.

С нуля начал дело в Тбилиси, открыл спортивную секцию для мальчиков, купил квартиру, теперь решил жениться. И самое главное, активно верующий. Каждое воскресенье приводит на службу всех своих подопечных, и они на , коленопреклоненные, хором скандируют «Мамао чвено» («Отче наш» по-грузински – Прим.

ред.), да так, что стекла дрожат. С мальчишками строг, но справедлив.

Они его с полуслова слушают. Текле смиренница, слова лишнего не услышишь. Как тень следует за своим бородатым суровым супругом.

И общее приходское мнение вынесло обнадеживающий вердикт. – Все у них будет хорошо. Через год родился у них мальчик.

Потом – второй. Коба каждое воскресенье, рука об руку с женой, подносил малышей к Чаше.

Сам тоже прислуживал по необходимости.

Еще через год родилась дочка. Внешне все было по-прежнему. Только у Текле был какой-то изможденно-отключенный вид. Одна раба Божья, искоса поглядывая на семейство, заметила: – Текле, видно, до ручки дошла.

Каждый год рожать, какой организм выдержит?

Где у Кобы глаза? Надо же отдых человеку дать. Коба в этот момент распекал в довольно резких выражениях какого-то мальчишку, который при входе в церковь небрежно перекрестился. – Наверно, тяжело с ним жить, – продолжала наблюдательница.

– Командовать в армии хорошо, а в семье главное – компромисс.

Прошел еще год. У Кобы родился четвертый ребенок. Все шло своим чередом. Потом вдруг прошел слух: разошлись. Причину толком никто не знал, только предположения.

Причем все четверо детей остались с отцом. Новость эта породила массу пересудов, общий смысл которых заключался в одной фразе: «И чего ей не хватало?» Вопрос так и остался без ответа. Затем последовал церковный развод в Патриархии по всем правилам.

Это было примерно 10 лет назад. Коба все также алтарничает. Дети его выросли.

Второй раз он не женился. Что сталось с Текле – неизвестно. В церкви она больше не появлялась. История третья К Косте, только что вышедшему из тюрьмы, отношение в приходе было заранее снисходительно-сострадательное: «С кем не бывает?» Его воспринимали не просто, как Костю, а, в первую очередь, как сына певчей Ирины.

Общительная, веселая, несмотря на хромоту, она ездила на службы из Рустави. Лишь бы, как она говорила, «петь Господу».

При всем этом Ирина была православной ходячей энциклопедией. Жила она на пенсию 14 лар (дело было при Шеварднадзе) и милостыню, собираемую в свою кружку.

Вскоре распространилась приятная новость: в воскресение Костя венчается. Ирина не уставала рассказывать подробности всем сопереживателям. Духовник невесты отказывается их венчать.

Говорит, что Костя сидел, а сейчас без работы и без дома. Пусть сначала жизнь наладит, потом венчается – . Уж так свезло, так свезло! Бог послал верующую девочку!

Это наверняка наши батюшки вымолили мне утешение.

. Полюбили они друг друга с первого взгляда. Только вот проблема: ее духовник отказывается их венчать.

Говорит, что Костя несколько раз сидел, а сейчас без работы и без дома. Пусть сначала жизнь наладит, потом венчается.

А у кого она есть, эта работа?

Таких безработных сейчас пол-Грузии. В общем, не видя, невзлюбил моего сыночка.

Прости его, Господи! Священники тоже ошибаются.

У моего мальчика сердце золотое. Он ее двух дочек любит, как своих. Слушательницы сочувственно вздыхали и предлагали свои варианты.

В итоге решили венчаться у другого священника и начинать новую жизнь на территории новобрачной. После венчания Костя и Лена накрыли маленький стол для нескольких прихожан – отметить знаменательный день. Первое время ходили вместе на службы.

Потом больше порознь. Это тоже никого не удивляло. У Лены скользящий график – уборки «когда позовут».

Костя вроде пристроился иконы продавать. Что-то не заладилось у него с работой. Бросил одно, взялся за другое.

А в конечном итоге вышло, что на шее у Лены повис. Через полгода они разошлись и в церкви больше не появлялись. История четвертая Людмила (Москва): – Я венчалась два раза.

Считаю, что никакого развода быть не может, и у меня теперь два мужа.

И за обоих потом Бог спросит. Я вернулась к первому мужу через 15 лет. Женского счастья мне это не принесло.

И неизвестно, чем еще кончится.

Венчание – это не только обряд, но и Таинство. Оно не может сниматься чьей-то подписью. И, как и крещение, не имеет обратной силы.

Второе венчание как второе крещение – только лишний крест. Вот и выходит, что я блудница. Всячески борюсь со своим мужененавистничеством.

Да, все они эгоисты. Время теперь такое. Но нам нельзя их оскорблять даже в мыслях. Иначе моего сына будет оскорблять моя невестка.

А я этого не хочу. История пятая Вот очередная передача из цикла «Клуб бывших жен» с историей на ту же тему. 40-летний Нугзар, пять лет проживший в монастыре, вернулся в мир. Вскоре он познакомился с 38-летней Ингой.

Обоюдная симпатия, зародившаяся между ними, была настолько сильной, что оба при первой же встрече стали рассказывать друг другу свою прошлую жизнь. Тут обнаружилось много общего: первый неудачный брак, разочарование в людях и робкая надежда на лучшее будущее.

Ингу Нугзар покорил своей церковностью и знанием Святых отцов. Это качество сыграло решающую роль, и после третьего свидания они решили венчаться.

Ингу не смутило, что у Нугзара нет своей квартиры, что он с матерью живет у тети. Материальные блага – дело наживное, главное – это сам человек.

После венчания они продали квартиру Инги в Тбилиси и купили дом в деревне, который глава семьи тут же оформил на себя. Что тоже не вызвало у Инги подозрений, а как же иначе? Вскоре начались скандалы, ревность, пьянство Нугзара и, как следствие, побои.

Инга терпела, надеясь, что рождение ожидаемого ребенка все изменит. Увы, маленькая Барбаре только ухудшила ситуацию, прибавив неработающим родителям материальных проблем.

Обстановка накалилась до предела, и Инге с ребенком пришлось уйти в приют для жертв семейных неурядиц и уже оттуда бороться за свои права. Нугзар с матерью остались на выигранной жилплощади, нисколько не заботясь о судьбе собственной дочери и внучки. *** И таких историй много. И снова статистика.

Каждый год 3900 детей в Грузии выписывают из роддома с фамилией матери. Недавно был принят закон, защищающий интересы таких детей, родившихся в незарегистрированных браках.

Теперь женщина имеет право через суд требовать установления отцовства, а затем и выплаты алиментов, если анализ ДНК окажется положительным. Стоимость анализа (2000 лар) в случае подтверждения отцовства должна выплатить обвиняемая сторона.

Но закон не рассматривает случаи, когда отец хронический безработный и не имеет никакого недвижимого имущества. А таких тоже немало. Может, стоит давать какой-то испытательный срок желающим венчаться, что-то вроде нескольких месяцев, чтобы люди могли определиться, насколько серьезны эти отношения.

И при церковном разводе следует детально рассматривать проблемы каждой семейной пары. КОММЕНТАРИЙ , настоятеля строящегося храма в честь святых Петра и Февронии Муромских в Марьино, автора многих книг и статей о семейной жизни и воспитании детей Священник Павел Гумеров Все вышеизложенные в материале факты и истории очень печальны и являются иллюстрацией к словам Спасителя:

«По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь»

(Мф. 24:12). На тему разводов в церковной среде я уже неоднократно высказывался, в том числе и на страницах портала , поэтому заранее прошу прощения, если повторюсь.

Автор материала о разводах (как, впрочем, и мы все) очень обеспокоена тем, что православные семьи, еще лет двадцать пять назад являющие пример крепости и супружеского согласия, сейчас также претерпевают немалый кризис.

Я даже не представлял, что в Грузии – стране, где всегда были крепкие семейные устои и ценности, тоже все весьма неблагополучно.

И Российская Федерация, и Грузия были некогда частью единой великой страны, где, несмотря на атеистическое воспитание, люди понимали, что семья – это большая ценность, ее надо создавать со всей ответственностью и беречь всю жизнь.

Государство также проводило просемейную политику. Семейные ценности пропагандировались, семье оказывалась поддержка и помощь.

Разводы, напротив, осуждались.

Если люди все-таки разводились, об этом печаталось в газете, у них могли быть неприятности на работе, да и, вообще, большая часть общества разводы осуждала. Молодым людям, чье детство пришлось на период безвременья, очень тяжело построить семью Что случилось после, все мы прекрасно знаем.

Государственные, семейные, нравственные устои рухнули. Как у нас, так и в Грузии. Государству стало не до семьи. Люди перестали видеть в семье высшую ценность.

Все это усугубилось полной вседозволенностью и нравственной деградацией. Что показывали по ТВ, что продавалось в ларьках, какие песни слушали, какие фильмы смотрели и снимали в 90-е, тоже все помнят.

Количество разводов, разрушенных семей, детей-беспризорников – просто зашкаливало.

Но самое печальное, что молодым людям, чье детство и отрочество пришлось на период безвременья, очень тяжело сейчас создать и построить свою семью.

Большинство из них росли в семьях неполных (в полных же семьях родителям тоже было не до воспитания детей, нужно было элементарно выжить), дети очень рано вкусили ядовитых плодов распущенности и разврата.

Примеров счастливых, крепких семей они видели очень мало.

Многие, вообще, потеряли веру в то, что семейное счастье возможно. У многих появилось заблуждение, что можно прожить и без семьи.

Повальная мода на установилась именно тогда. Православных детей и подростков эта беда, конечно, тоже коснулась.

Тем более, что они не живут в изоляции: телевизор, радио, интернет есть у всех. Поэтому в православных семьях также случаются конфликты, семейные кризисы и разводы.

Но не потому, что христианские семейные и нравственные ценности устарели и больше не работают, а потому что мы изменились. Мы поддались духу времени, не хотим работать над собой, трудится над своей семейной жизнью.

Если Церковь просто ужесточит меры и сделает церковный развод очень трудным актом, думаю, это ничего не даст.

У христианского брака (как и сейчас, так и в дореволюционное время) есть две стороны: духовная и гражданская, правовая.

Одна без другой не существует. До революции и заключением браков, и разводами занималась Церковь. Сейчас – государство. Мы не можем не дать человеку развод, если его брак и де факто и де юре больше не существует.

Да, есть страны, например Италия, где получить церковный развод весьма трудно, но там и светский развод получить очень тяжело. Бракоразводные процессы там идут иногда по 5, 10 лет. Я считаю, что не сохранить брак невенчанный для христианина такой же грех, как расторгнуть союз, благословленный в церкви.

Ведь сейчас появилась целая категория православных людей, которые, зарегистрировав брак, не спешат венчаться. Живут, как бы в пробном браке, думают, что если они разведутся сейчас, то совершат меньший грех, чем если расстанутся уже после венчания. И, конечно, такие половинчатые, неискренние отношения не добавляют их союзу прочности.

Все это полное лицемерие. Ведь когда писались каноны и правила о браке, когда семьи создавались в дореволюционной России, они не могли быть никакими другими, как венчанными. Мужской инфантилизм, безответственность – тревожный симптом нашего времени Теперь немного о конкретных примерах, приведенных в данном материале.

Конечно, на основании столь краткой информации сложно делать какие-то выводы, но можно обратить внимание на несколько моментов.

Некоторые парни из приведенных выше рассказов женились (или хотели жениться) на женщинах значительно старше себя.

Некоторые не хотели работать и кормить семью. Это очень яркий и характерный штрих. Мужской инфантилизм, безответственность – тревожный симптом нашего времени.

Огромное количество молодых людей воспитывались матерями-одиночками, которые часто их кормили, поили, баловали, решали за них все проблемы. Нередко такой юноша ищет потом новую «мамочку», иногда старше себя. В семье матери он не только не видел работающего мужчину, но и часто сам был освобожден от всех трудовых нагрузок.

Вполне естественно, что это продолжается в уже новой, собственной семье.

Женщины потеряли стыд и достоинство, стали очень доступны. И это также разрушает семью Еще одна из причин непрочности современных, даже церковных браков – то, что будущие супруги начинают создание семьи с очень серьезной ошибки, совершают большой грех, когда начинают жить плотской совместной жизнью еще до брака.

Помните, в первой истории: Тенго и Эка приехали из поездки и поставили родителей перед фактом, что повенчались и скоро ждут ребенка. То есть, как говорится, женились в вдогонку. Человеку, позволяющему себе блуд до брака, очень сложно будет хранить верность своей половинке.

Это общая беда, касающееся не только мужского пола. Женщины потеряли стыд и достоинство, стали очень доступны. И это также разрушает семью и толкает молодых людей на грехи до брака и измены в семейной жизни.

Но все-таки в заключение хотелось бы сказать, что несмотря на нередкие примеры всевозможных семейных проблем и даже разводов, в том числе и перечисленные здесь, ситуация в семьях церковных гораздо лучше, чем в других.

Ко мне очень часто обращались разные люди и разные семейные пары в тяжелых семейных ситуациях. Так вот, в подавляющем большинстве случаев, это были люди нецерковные, или мало воцерковленные.

Да, и православные семьи захлестывают волны житейского моря, да, и их засасывает дух века сего. Но это не значит, что современная православная семья уже ничем не отличается от нецерковной. Объективности ради, обратимся к статистике.

В России на каждые 100 браков регистрируются более 50 разводов. 80% мужей, хоть иногда, но изменяют своим женам, 40% детей рождаются вне семьи, более 5 тысяч матерей каждый год отказываются от своих детей в роддомах, ежегодно делается больше 4 миллионов .

Вы думаете это все сказано о православных, воцерковленных людях? Думаю, что нам, современным христианам, несмотря ни на какое давление и тлетворное влияние извне, нужно постоянно помнить: кто мы такие и чего ждет от нас Господь.

Нам очень много дано, но с нас много и спросится.

Нужно не поддаваться страстям, не оправдываться тем, что живем мы, дескать, в трудное, развращенное время.

А в какое время, скажите, жили первые христиане, жили мученики первых трех веков? Они-то сохраняли веру и нравственность!